В статье "Ключ" описаны события, позволившие осмыслить важные явления эмоциональной жизни человека, но сами эти явления не были разьяснены. В то же время эти явления весьма сложны для понимания и поэтому требуют развернутых аналитических комментариев. Цель данной статьи – доиться ясности в понимании этих явлений.

      Для того чтобы объяснить вещь, кажущуюся элементарной, но в действительности сверхтрудной нам понадобиться помощь немецкого психолога 19-20 веков, основателя современной научной психологии, Вильгельма Вундта. Много чего написал В.Вундт, много чего придумал и сделал. Но нам понадобиться всего-навсего одна маленькая и очень привлекательная, я бы даже сказал красивая вещица. Вряд ли у студентов-первокурсников факультета психологии запоминается что-то лучше, чем схема эмоций Вильгельма Вундта. Мне тоже в свое время она запомнилась сразу и без труда. Напомню ее.

 

 

      Напомню также и свои впечатления, которые я испытал, ознакомившись с этой схемой, будучи первокурсником факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова. «Трехмерная шкала – это что-то сложное и заслуживающее уважения» – думал я. Наиболее понятной из этой схемы была, разумеется, шкала «удовольствие/неудовольствие». Эта шкала вообще не вызывала никаких вопросов. Она была проста и ясна, как божий день. Шкала «возбуждение/ успокоение» тоже, в общем-то, вызывала ощущения какого-то понимания, приятия и согласия. Лично у меня уже тогда вызвала трудность в понимании шкала «напряжение/разрядка». Валерий Викторович Петухов очень старался объяснить ее понятно, вложил в это объяснение все свое лекторское искусство, вдохновение и любовь к студентам. Конечно, студенты спрашивали, он разъяснял, много было потрачено времени на эту схему, создавалось даже впечатление, что все здесь так, как и должно быть. Студенческое время – это больше для впитывания, чем для анализа. Невозможно мне было тогда осмыслить все детали этой схемы. Но запомнил я ее тогда, наверное, в том числе и благодаря Валерию Викторовичу Петухову, не зря. Жизнь заставила меня не только запомнить ее, но и тщательнейшим образом осмыслить. Конечно, я буду говорить о ней критически и преобразовывая ее в свое видение эмоциональной сферы человека. О мелочах подробно говорить не буду. Скажу о них лишь для того, чтобы плавно начать разговор о вещах существенных. Непонятно, например, почему успокоение имеет не нулевое, а отрицательное значение. Почему напряжению дан отрицательный, а не положительный статус. Вундта, конечно можно и нужно понимать. Он создавал научную психология и занимался лабораторным исследованием эмоций. И, конечно, при переносе лабораторных исследований в жизнь будут возникать вопросы и они возникают. Теперь не о мелочах. Начну со шкалы «возбуждение/успокоение». Для объяснения того, что мне не нравится в этой шкале, мне понадобиться главная схема психики. У нее есть всего два варианта и преобладает двухэлементный. На нем я и остановлюсь. Первый элемент можно назвать информационным (умение извлекать информацию об окружающем), познавательным, когнитивным. Второй – называется аффективно-побудительным. Второй – это, по сути, и есть эмоциональной сфера. На нем и остановлюсь. Что такое психика как явление в самых простых чертах? Она извлекает информацию о том, что окружает организм, оценивает (перекладывает на приятное/неприятное, переживает) то, что его окружает. И в зависимости от результатов этой оценки запускает (организует) поведение организма (субъекта). Информация – оценка – побуждение. Последняя схема (информация-оценка-побуждение) – вариант трехчленного деления психики. Мне, как и большинству психологов, больше нравится двучленное деление, где переживание и побуждение объединены. На данном этапе моего анализа как раз время вспомнить про шкалу В. Вундта  «возбуждение/успокоение». Сила удовольствия (степень удовольствия или неудовольствия) – это главный фактор оценки окружающего. Чем больше какой-то из факторов окружения вызывает удовольствие или неудовольствие, тем вероятнее, что он станет решающей силой, вызвавшей и направившей поведение. Возбуждение в данном случае – неизбежная составляющая силы удовольствия. Чем сильнее удовольствие, тем сильнее и возбуждение. Без возбуждения ведь не происходит активности (поведения). Смысл возбуждения в том и состоит, чтобы запустить поведение. Чем слабее возбуждение, тем менее вероятна активность организма. Чем выше возбуждение, тем вероятнее запуск поведения. Из этой логики видно, что возбуждение – это неразделимая составная часть оценивания. Степень возбуждения должна соответствовать значимости происходящего вокруг, чтобы своевременно запустить поведение. Сила удовольствия как главный фактор оценки происходящего тоже должна соответствовать значимости различных факторов окружения для организма. То есть сила удовольствия/неудовольствия и степень возбуждения должны быть единым процессом для того чтобы исполнить главную функцию психики – организацию адаптивного поведения, обеспечивающего удовлетворение потребностей организма.

      Исходя из этого вундтовскую шкалу «возбуждение/успокоение» я упраздняю. Успокоением буду считать отметку в ноль баллов на шкале «удовольствие/неудовольствие», а возбуждением – составной частью роста по этой шкале как удовольствия, так и неудовольствия.

      Что касается шкалы «напряжения/разрядки» (в лабораторных условиях В.Вундт доказывал наличие напряжения ожиданием удара метронома, а разрядки – ощущениями, возникающими сразу после наступления этого удара), то здесь мне трудно сказать  имеет ли отношение эта шкала к тому, что я намерен изложить в дальнейшем. В названии этой шкалы есть что-то, что останавливало мое внимание при анализе того, что я намерен изложить ниже. Однако многолетнее осмысление того явления, с которым я столкнулся, все дальше и дальше отдаляло меня от каких-то элементов сходства с этой шкалой. Поэтому при составлении собственной схемы эмоциональной сферы данную шкалу я просто опускаю. В дальнейшем вместо нее появится другой элемент. Я изложу его несколько ниже. Теперь же нарисую свою схему эмоциональной сферы человека пока еще неполную, а только в той части, в которой я уверен, что она перекликается со схемой В.Вундта.

      Итак, схема:

 

      Слова «возбуждение» и «успокоение» я временно оставил в схеме. Но в дальнейшем намерен их опустить.

      Я временно отвлекаюсь от схемы В.Вундта и переключаюсь на тот элемент в моей статье «Ключ», который невозможно понять без этой схемы.

       В статье «Ключ» есть вещь, требующая отдельного внимания. Она настолько непривычна сознанию, что последнее отказывается воспринимать её прямое значение. Моя задача разъяснить эту вещь, может быть, сравнительно простую, если бы она касалась других вопросов и не касалась любви. Если бы эта вещь не касалась любви, то объяснить и понять её было бы сравнительно просто. Первое и главное, что нужно уяснить для дальнейшего продвижения – это то, что чувств два. Ни одно, ни три, ни 15, ни 28, а два и только два, не больше и не меньше. Вот это два — главное, что нужно понять. Два — это аксиома.

      Теперь отвлечемся от понятия чувства, заменим его другим предметом (или свойством предмета). Например, если мы скажем слово "цвет", не вдаваясь в подробности (какой: красный, оранжевый, фиолетовый?), то нечто подходящее под цвет нам подойдёт. Но если нам нужен синий, а мы вместо «синий» говорим «цвет» и не умеем его отличать от жёлтого, коричневого, бирюзового и т.п., то большая вероятность того, что синего мы не получим. С любовью все и проще, и сложнее одновременно. Проще, потому что чувств (цвета) только два. В переносе на цвет пусть это будет, например, красный и зеленый. Но сложнее, потому что одного так много, что кроме него ничего не видно, а второго так мало, что искать его практически бесполезно. То есть нам нужен зеленый, а его практически нет, к тому же мы еще и не знаем, как он выглядит. Какова вероятность в таком случае, что мы его найдем? Она настолько мала, что ее лучше не переводить в цифры. Единственный способ найти зеленое – научиться его различать, отличать от красного. Это касается цвета. Но здесь хотя бы красный называется красным, а зеленый – зеленым. С чувствами хуже: оба называются любовью. Что искать? Две противоположные вещи называются одним словом, и та из них, которая нужна, практически отсутствует. Кроме количества есть и другие факторы, не оставляющие шансов на выбор. Обо всем по порядку. Начнем с количества. Вопрос: как быть, что делать? Для начала следует дать два названия и научиться отличать. 

      Что и где отличать?  В ответе на этот вопрос перейдем с цветного на однотонное: красное заменим мандаринами, зеленое – апельсинами. Апельсины – это собственно любовь, мандарины – это нечто, для названия чего тоже используется понятие любовь. Мандаринов много, апельсинов – мало. Апельсины нам не попадаются по двум причинам: потому что их мало и потому, что мы не умеем их узнавать. Для нас апельсины – и то и другое, мы не вдаемся в подробности. Мы, конечно слышали, что есть апельсины, есть мандарины, но нам кажется, что это примерно одно и то же. 

      Вначале ответим на вопрос, где будем искать апельсины. Искать их будем в себе. Другое дело, что самих апельсинов там может и не оказаться. Вместо них может быть только завязь или плод разной степени незрелости. «Апельсины» – это блок особых чувств, которые нужно научиться узнавать в себе. Сам блок этих чувств (психических состояний, переживаний), точнее его психофизиологическая основа имеется у каждого человека. Речь идет о том, насколько часто этот блок психических состояний является активным в повседневной жизнедеятельности, насколько часто человек пользуется этими состояниями. Чем больше он ими пользуется, тем он более зрел, т.е. ближе к тому, что мы условно назвали «апельсином». Чем человек им меньше пользуется, тем дальше это от «апельсина» и ближе к завязи «апельсина». Если человек этим блоком чувств (состояний) не пользуется, то «апельсина» в нем нет, есть только завязь. Малая вероятность того, что такой человек научится отличать «апельсины» от «мандаринов». Если же человек активно пользуется «апельсиновым» блоком (хотя и не знает, что все его психические состояния попадают либо в «апельсиновый», либо в «мандариновый» блок), то вероятность того, что он научится отличать «апельсины» от «мандаринов» большая.

      Любопытно и одновременно очень важно понять почему, когда встречаются два человека, внутри которых сформировались «апельсиновые» блоки, эти двое не имеют «апельсинов» во взаимоотношениях, внутренних состояниях, направленных друг на друга. Препятствуют появлению «апельсина» во взаимоотношениях между мужчиной и женщиной два главных фактора, каждый из которых может оказаться решающим. Первый фактор – сексуальное влечение. Для него «апельсиновый» блок «противоестественен». Естественным путем сексуальное влечение в нем не актуализируется. Он так устроен, что блокирует сексуальное влечение, тормозит его. В статье «Ключ» я об этом говорил. Чтобы сексуальное влечение в нем актуализировалось нужно знать об этой особенности и обучить его актуализироваться в «неестественной» (непривычной) для него среде. Сексуальное влечение подталкивает к «мандариновости» взаимоотношений, оказывает очень сильное влияние на выбор полового партнера.  Второй фактор – общение, взаимодействие с окружающими. Ведь половой партнер – кроме того, что он объект полового влечения, он еще и объект общения и взаимоотношений. И как это не странно и не удивительно, но эта сфера тоже противоестественна для «апельсинового» блока. Общение блокирует «апельсиновый» блок и наоборот, «апельсиновый» блок тормозит общение и взаимоотношения, отворачивает внимание от него. Вот такие интересные штуки происходят в нашей психике. Как же обойти эти два серьезнейших препятствия? Ответ в общем-то уже прозвучал: научиться различать два типа психических состояний («апельсиновый» и «мандариновый» блоки); научиться общению в непривычных для него психических («апельсиновых») состояниях; научиться актуализировать сексуальное влечение в несвойственном (непривычном, «противоестественном») ему блоке психических состояний.

      Что происходит с человеком, если он владеет всем выше перечисленным: умеет различать «апельсиновый» и «мандариновые» внутренние состояния; умеет общаться при актуализации «апельсиновых» состояний, его сексуальное влечение приучено актуализироваться в несвойственной ему «апельсиновой» среде? А с ним происходит вот какая сверхлюбопытная штука. По настоящему сильно его начинают интересовать люди только одной единственной категории. Предполагаете, наверное, что те, внутри которых созрело «апельсиновое» начало. Не угадали. Без «апельсинового» начала, разумеется, не обойтись. И оно, конечно, ценится и в этом случае, но этот интерес умеренный: и с ним хорошо, и без него хорошо примерно также. А вот по-настоящему сильным интерес появляется лишь в том единственном случае, когда другой, также как и ты научился этим трём вещам («золотой» тройке): различать «апельсины» и «мандарины», «апельсиново» увлекаться противоположным полом, «апельсиново» общаться. Владение этим тремя навыками становится единственным критерием того, что этот человек твой, что он тебе интересен, что он тебе нужен, все остальное превращается в малозначительное: хобби, совместные интересы, привычки, навыки, обаяние, очарование, чувство юмора, нос, рот, губы, бедра, грудь, рост, цвет волос, приятность и нежность кожи, цвет глаз, сексуальность, голос и многое, многое, многое другое. Все становится просто и конкретно: не умеет — не интересен, умеет — интересен. Все просто, понятно, безошибочно, надёжно. Фразы «они понравились друг к другу», «их потянуло друг к другу» здесь бессмысленны. Они не работают. Если они оба владеют этими тремя навыками, они не могут не нравиться друг другу. Это закон «апельсинового» взаимодействия людей противоположного пола. Эти три навыка перекрывают путь «мандаринового» сближения полов – «он (она) мне понравился (лась)». Этот путь, которым пропитана каждая клеточка нашего тела и мозга, перестаёт привлекать.

      Вернемся, однако, к профессиональной психологии к той самой схеме В. Вундта или моего варианта (упрощенного) данной схемы. А теперь давайте попытаемся найти место для апельсинов и мандаринов (любви и влюбленности) на этой схеме. Чем они будут отличаться в оценочно-побудительной сфере (в сфере эмоций, чувств, переживаний), например, по шкале удовольствия? Они разное место будут иметь на этой шкале или одинаковое? И любовь, и влюбленность – полюсные переживания (переживания экстатического характера). Т.е. по шкале удовольствия они занимают одно и то же положение. Где же тогда разница? В чем она, если не выходить за рамки схемы Вундта или ее упрощенного варианта?  Допустим упрощенный вариант не подходит, нужен полный. Пусть влюбленность, например, у нас будут сопровождаться сильным возбуждением, а любовь – умеренным. По феноменологии этот вариант звучит довольно правдоподобно. Влюбленность действительно сопровождается большим возбуждением, а любовь меньшим, хотя является полюсным переживанием. Получается, что полная схема В. Вундта в общем-то может создать правдоподобную картину данной феноменологии. В таком случае перестает быть понятной роль возбуждения при управлении поведением в главной схеме психики (отражение- оценка-поведение). Получается, что физиологически оценка и побуждение – не единый процесс, а два разных процесса. В таком случае непонятным становится адаптивный смысл такого разделения и его физиологическое обеспечение. Если эта схема и хороша для лекций, для того, чтобы наполнить студента какими-то знаниями, то для практики и для понимания логики происходящего такая схема будет обычной абстракцией.

      Таким образом, для объяснения апельсиново-мандариновой феноменологии нам все-таки понадобиться другая схема, более подходящая для объяснения данных явлений.

      Итак, у нас имеется два явления в чем-то сходных, в чем-то различных. Известно, что оба эти явления не только психические, но эмоциональные. Так как эти явления разные должна быть схема и понятное объяснение, откуда убедительно видно, что эти явления действительно разные. Ответ будем искать снова в главной схеме психики. На этот раз нам придётся вспомнить не только оценочно-побудительную (или аффективно-волевую), но и познавательную часть. Ответ, как это не удивительно, содержится в ней. Итак, познавательная (она же информационная, отражающая, когнитивная, она же — познавательные процессы) часть психики человека. Что в ней есть любопытного и примечательного? А любопытного и примечательного в ней есть то, что эта часть, в отличие от аффективно-побудительной не является единой. В ней совершенно чётко очерчены два относительно самостоятельных процесса: восприятие и мышление. У каждого процесса есть собственная единица информации: у восприятия — это образ предмета или объекта. У мышления единица информации тоже установлена. Однако в нашем случае этот момент настолько важен, что на нем придётся остановится подробнее и даже уточнить его. Итак, принято считать, что единицей информации мышления является понятие. У понятия есть словесная оболочка и его содержательная часть — то, что обозначает слово. Такая формулировка единицы мышления нас не устраивает. В ней легко запутаться. Это опасно для понимания. Нам насущно необходимо видеть предельно чёткое понимание того, что является единицей информации мышления. Это не мелочь. От этого зависит понимание того, что происходит в эмоциональной сфере человека. Слишком подробно освещать обоснование этого уточнения в данной статье было бы неправильно, однако наиболее существенные моменты отмечу. В данном случае нам понадобиться не только человеческая психика, но и окружающий её мир. Нам нужно ответить на следующие вопросы. Что в окружающем мире отражает восприятие, и какая логика поведения из этого следует? Что в окружающем мире отражает мышление, и какая логика поведения из этого следует? Отвечаем на эти вопросы.

      Про восприятие. Восприятие имеет дело главным образом с предметами и объектами окружающего мира. Логика поведения в мире предметов и объектов – приближение-удаление, овладение, захват.

      Про мышление. Мышление отражает главным образом бесконечное множество свойств окружающего мира. Здесь акцентирую внимание. Не тех отдельных свойств некоторых предметов без восприятия самих предметов, как это делает сенсорная психика простейших организмов, а мир свойств окружающей среды. Выделяет эти свойства мышление тоже иначе, чем это делает сенсорная психика — не непосредственно от объектов, а путём обобщения. Вот здесь и спрятана та единица информации, которой пользуется мышление. Как это не странно, но единицей информации мышления тоже является образ, хотя и существенно иной, чем образ восприятия. Образ мышления отражает не конкретное свойство конкретного объекта, а «среднее арифметическое» какого-то свойства, имеющегося у нескольких предметов (оъектов). Выглядит это среднее арифметическое как образ-модель или образ-схема. Вот это (образ-модель или образ-схема) и есть единица информации мышления, столь же простая для понимания как и у восприятия и даже, в общем-то похожая на неё. Теперь о логике поведения в мире свойств. Это уже не приближение-удаление, это существенно иной способ организации поведения. Заключается этот способ в преобразовании предметов и объектов окружающего мира для того чтобы актуализировать имеющиеся в нем и ценные для человека свойства. Вот эта логика поведения и есть то, что нам нужно. Она и даст нам понимание того, что мы ищем, позволит ответить на все имеющиеся у нас вопросы.  Итак, две стороны окружающего мира диктует две логики поведения:

      Мир предметов и объектов требует приближения или удаления;

      Мир свойств требует видоизменения объектов, их преобразования.

      Вы мне скажите: какая разница, и то и другое — всего лишь движение.

      А я вам отвечу. В этих двух типах движения есть различающий их элемент, имеющий для человека статус особой ценности. А это всего-навсего движение. Вот так-то, братцы!

      Объясняю. Две стороны окружающего мира предъявляют движению разные требования.

      В мире предметов и объектов цениться быстрота, стремительность. Именно это качество определяет успех адаптации. В мире свойств успех определяется как можно более точным соответствием движений направленности преобразования объекта. Эти движения не могут быть стереотипными. Мир свойств бесконечен и каждое из них требует своего движения. Требования, предъявляемые к движениям у мира свойств — аккуратность, управляемость, подстраиваемость, точность.

      Теперь ответим на такой вопрос. Что должно происходить с движением при росте значимости в мере предметов и объектов? Оно должно быть как можно более быстрым и стереотипно надежным.

      А что должно происходить с движением при нарастании значимости в мире свойств? Правильно. Оно должно становиться более аккуратным и управляемым. Что такое значимость на языке психики? Это рост удовольствия-неудовольствия. А что такое движение на языке психики? Правильно. Это побуждение. 

          Приступаем к ответам на самые трудные вопросы.

      Выше мы говорили, что аффективно-волевой ( он же оценочной-побудительный) процесс один. Удовольствие (это известно не только из схемы В.Вундта, нет человека, который бы этого не знал или отрицал, который бы не испытывал его пьянящий вкус, который бы не узнавал выплеск в кровь тех самых эндорфинов) тоже одно. Как же это удовольствие отличает из какого информационного поля пришла информация: от мышления или от восприятия? А может ему и не нужно это отличать? Каким образом один и тот же побудительный процесс может вызывать как слабо управляемые движения, так и высоко управляемые движения? Здесь нам нужно спуститься этажом ниже и обратиться к физиологическому сопровождению движения. Язык нервной системы проще языка психики. Нервная клетка может быть лишь в трех состояниях: покой, возбуждение, торможение. Абсолютно все, что происходит в психике, обеспечивается физиологически этими тремя состояниями нервной клетки. Нам нужно понять нейрофизиологию слабоуправляемого движения и высоко управляемого движения. Знание языка нервной системы нам подсказывает, что высоко управляемое движение должно сопровождаться высокой долей тормозных нервных импульсов. В то же время слабоуправляемое движение не требует большого количества тормозных сигналов, ему достаточно сигналов возбуждения. В целом мы видим, что нейрофизиология данных двух типов движения (слабоуправляемого и высоко управляемого) разная. Возникает вопрос: на каком этапе оценочно побудительного процесса должна возникать эта разница. Ответ: сразу, в самом зачатии одновременно с чувством значимости. Этот процесс готовит организм к поведению, адекватному той стороне реальности (мир обьектов или мир свойств) , с которой в данный момент имеет дело психика и организм. Отражение (познание) сразу же должно сопровождаться оценкой, а оценка — это уже фактически начало процесса побуждения. Поэтому единый оценочно-побудительный процесс, сопровождающий восприятия один, а единый оценочной победительный процесс, сопровождающий мышление — другой.  В итоге получается два самостоятельных независимых друг от друга единых оценочно-побудительных процесса. Один сопровождает деятельность восприятие, другой сопровождает деятельность мышления. А как же с переживаниями (чувствами, эмоциями) от всей этой кухни? С переживаниями все просто. Как следует из схемы эмоций Вундта, все решает удовольствие. Вопрос теперь в том как же разделить его одно на два совершенно независимых друг от друга познавательных процесса? Ответ здесь очень простой, естественный и само собой разумеющийся: делить ничего не пришлось. Второй побудительный процесс обзавелся своим удовольствием, другим, непохожим на Первое удовольствие. Таким образом в психике человека имеется не одно, а два удовольствия, не одно а два внутренних субъективных пространства для оценки окружающего, две независимые друг от друга шкалы, каждая из которых даёт окружающим событиям свою оценку, по своей логике и своим критериям.

      Ну вот и настал момент снова обратиться к схемке В. Вунда. Новые данные, полученные в результате проделанного анализа, позволяют внести в нее незначительное уточнение, почти что мелочь.

      Схемка будет иметь следующий вид.

 

     

      В таком виде узнать положение любви и влюбленности на схеме не составит труда даже школьнику.

      Влюбленность — полюсное переживание Первого оценочно-побудительного пространства или полюсное Первое удовольствие.

      Любовь — полюсное переживание Второго оценочно-побудительного пространства или полюсное Второе удовольствие.

      Конечно, эрудитам захочется почитать про это где-то ещё, так как захочется проверить так ли это все как изложил автор или все иначе. Пару источников я приведу, а дальше ищите сами. Найдёте, сообщайте, буду благодарен.

       «…нельзя жить приятно, не живя разумно… и, наоборот, нельзя жить разумно, нравственно и справедливо, не живя приятно» – Эпикур (Антология мировой философии: В 4 т. Т. 1. М.: Мысль, 1969. С.357)

      блаженство — не награда за добродетель, а сама добродетель – Спинозы (Спиноза Б. Избранные произведения: В 2 т. Т. 1. М.: Государственное изд-во политической литературы, 1957. С. 120-123, 617)

      После  установления наличия собственного  оценочно-побудительного пространства мышления и обнаружения одной из существенных характеристик этого пространства — торможения, становится понятным, почему возникают трудности с актуализацией сексуального влечения в этом пространстве и ощущение противоестественности общения в нем. Как сексуальная функция, так и общение — очень древние сферы жизнедеятельности  психики и организма. Они формировались при сопровождении Первого (восприятийного) побудительного пространства.

      С появлением таких интереснейших психофизиологических механизмов как привязанность и темперамент общение в рамках восприятийного побуждения приобрело сложность и многообразие. Общение запестрило всевозможными красками, порой настолько удивительными, что некоторым из этих особенностей до сих пор продолжают приписывать даже нравственные и духовные качества. Возможно ли во всем этом многообразии нащупать такую тоненькую ниточку как мышленческие (Вторые) переживания? Конечно, на них не могли не наталкиваться те, кто долго и пристально всматривался во внутреннюю жизнь человека. Если покопаться в философии и психологии можно найти интересные понятия на этот счет. В философии — "экзистенциальные переживания". В психологии — Роджеровское "организмическое доверие". " Вершинные переживания" Маслоу хотя и не очищены в описании от признаков Первого удовольствия, все же по большей части являются встречей с полюсными Вторыми переживаниями. Много внимания при анализе творческих способностей Д.Б. Богоявленская уделяет личностным качествам. Здесь нужно отметить, что личность в целом является продуктом активности Вторых побуждений. Чем чаще они актуализируются, тем более развивается личность, тем более она оснащена всевозможными ценными качествами, тем выше её ресурс. Д.Б. Богоявленская придумала такое интересное понятие как "интеллектуальная инициатива". Это качество она считает единицей творческих способностей. Обратите внимание на это понятие. Интеллектуальная — читаем мыслительная. Инициатива — читаем побуждение. Интересно? По-моему, да!

      Почему закрыт самостоятельный путь к любви вне сопровождения профессиональной психологией. Почему единственный путь к любви только через обучение психологии эмоциональной жизни человека, через науку? Почему невозможно появление «золотой» тройки спонтанно, нецеленаправленно? По той же самой причине, по которой без профессиональных знаний невозможно создать и запустить космический корабль. Любовь и космический корабль – это весьма сложные вещи, их создание и запуск требует профессиональных знаний и умений.

      Что предлагается в статье «Ключ»? По сути это сайт знакомств, для овладевших «золотой» тройкой: различать, общаться, испытывать сексуальное влечение в новом  блоке психических состояний. Я обучаю умению узнавать "апельсиновые" чувства и воспроизводить их в общении. Объясняю, как обучить сексуальную сферу актуализироваться в новых чувствах. Участники проекта, у кого процесс обучения прошёл успешно, кто смог этому научиться, размещаются на данном сайте.

      Чем будет отличаться данный сайт знакомств от любого другого? В первую очередь тем, что здесь процент людей, которые способны заинтересовать друг друга будет значительно выше. Фактически по главному критерию здесь каждому будет подходить любой человек противоположного пола. Но практически здравый смысл будет взаимно подсказывать оптимальный взаимоприемлемый вариант союза. Возраст, место жительства, возможно, сфера профессиональной деятельности — все эти факторы могут использоваться для определения взаимно предпочтительного варианта союза.

      Обсуждение материала данной статьи так же, как и статьи " Ключ", я буду выносить на форумы. Здесь обсуждение считаю нецелесообразным, потому как материал, изложенный в статье, слишком сложен для непосредственной реакции и требует длительного осмысления.

      Первый форум назову "Любовь и влюбленность". Статьи "Ключ" и "Два" освещают, в общем-то, эту тему. Поэтому название первого форума подойдёт как непосредственно для самостоятельного поиска этих различий, так и для обсуждения всего и ясного, и неясного, имеющегося в статьях.

 

 

 

 

 

 

     

Источник