Замечательный мужик меня вывез в Геленджик: смешные истории об отпуске с парнями

0
786

Замечательный мужик меня вывез в Геленджик: смешные истории об отпуске с парнями

Мой муж, когда мы ехали на Новый Год в Лиссабон, напихал в чемодан не «кирпичей», а салютов. Чемодан зарегистрировали на меня. В аэропорту Брюсселя решили, что это взрывчатка (ну не далеко от истины, конечно). Еле отбилась.

«Возвращались на машине из Крыма. Мне по поводу дороги не разрешается вообще рта раскрывать, то есть на тему „Ты проехал поворот, тут надо было прямо, здесь запрещено, а если ты хотел в Заозерное, так надо было полчаса назад свернуть направо“. Не то, чтобы он орал, но начинал так нудеть, что я ему порчу молодость, что лучше молчать. И вот едем домой, и накануне все употребляли. Я с одной банкой пива в руке, другую в качестве компресса ко лбу прикладываю. Плохо, да. Муж получше, но не сильно. Едем, я вообще молчу и не слежу. А надо было бы. Первый тревожный звонок — он остановился спросить дорогу. Сам! Второй (я посмотрела у кого) — у бабушки в очках на резинке! Итог — закончилась трасса, потом проселочная дорога — тоже закончилась. Началась грунтовка. Потом и она закончилась. Начались поля. Между ними вместо дороги просто утрамбованная земля. Закончилась и она. Он въехал в пахоту. На какую-то пасеку. Натурально — недавно плугом прошлись. Пасечник (слава богу, там был кто-то кроме пчел!) весьма удивился — не каждый день поди к нему гости-то заезжают. Потом очень удивился второй раз, когда понял, сколько часов назад этот гад свернул не туда. Дальше очень удивляться пришел мой черед, поскольку машину надо было толкать. Почему-то мне с пасечником. А еще у пасечника была злобная собачонка и такие же пчелы. Собаке я сразу не понравилась. Она просто разрывалась, гавкая почему-то на меня. В итоге — толкала машину, испортила новые сандалеты с камушками, была покусана собакой, пчелами, обложена матом — пасечником, потому что в свою очередь покрыла матом его Карамельку. В общем, „уставшие, но довольные пионеры возвращались домой“».

Хорватия, маленький городок Трогир. Ночь. Мы прилетели накануне утром, весь день ехали на машине через всю страну, усталые, голодные, злые. В Трогире у нас есть жилье, но мы не можем его найти, заблудились, полгорода перекопано. К тому же холодно и дождливо. Наконец-то мы набрели на местное отделение полиции, и я решаю обратиться к ним за помощью — уж они-то знают город. Подхожу к окошечку, начинаю вежливо разговаривать с полицейскими, но тут за моей спиной вырастает муж и громко говорит: «Халло! Их бин руссиш фэ-эс-бэ!» Я думала, остаток ночи проведем в камере, но нет, полицейские поржали и помогли нам добраться куда надо. Но как я испугалась, не передать.

«На Новый год поехали в Сочи. Исполнили давнишнюю мечту мужа — на поезде. К сожалению, багажа на поезде, если едешь в купе, занимая все 4 места, можно провезти практически неограниченное количество. План был сначала покататься на курорте Роза Хутор, а перед Новым годом переехать к морю. Многогранность увлечений мужа отобразилась в разносторонности багажа. Каждому члену семьи было велено ограничиться маленьким чемоданом. За это с нами путешествовали: … (та-дам!)

1) 2 пары беговых лыж („Я всегда мечтал в горах покататься на беговых лыжах!“) Ха! Закончилось все одним днем вылазки на олимпийскую биатлонную трассу, где они с сыном чуть ноги не переломали. Далее мы пугали таксистов остаток отпуска беговыми лыжами;

2) гитара (упросил взять старший сын);

3) пластиковые санки для младшего („А вдруг ему будет скучно, он тогда покатается в „Розе Хутор“ с горки!“) Ха. Санки в Розе запрещены, и это оправдано крутизной горок. Санки пригодились только на обратном пути в Москве — тащить чемоданы по перрону.

4) огромный чемодан, в котором оказались рыбацкие сапоги (2 пары), зимний рыбацкий комбинезон и куча воблеров, катушек, прикормки для рыбы и т. п. Обратно в нем просто необходимо было приволочь камней для дачи (килограмм 30);

5) тубус с удочками;

6) и главное: мотыль, черви и опарыш. Они-то ехали явно отдыхать — им создавали приятные прохладные условия по всему пути следования с обязательным проветриванием. Они занимали лучшие места в холодильнике. Небольшая их часть отправилась в морское путешествие в обмен на пару рыбешек. Но основной состав гордо вернулся в Москву. Тоже сутки на поезде.

Ну и до кучи обратно из сочинского дендрария приехали растения. Злые люди там в оранжерее продают всякую фигню в горшках. Вот их мы тоже повезли в Москву.

Особенно интересно это было раскладывать в купе двухэтажного поезда, в котором на втором этаже нет багажных полок наверху. Только внизу. Короче, мы повеселили своим выходом цыганского табора абсолютно всех по пути».

Он улетал раньше, попросила часть моих вещей забрать домой. Он всю косметику взял с собой в ручную кладь, и, естественно, ему сказали все кремы и жидкости выкинуть, ну он и выкинул. Люксовые кремы для тела, для лица, чего там только не было! На половину средней московской зарплаты тянуло. Зато в чемодан упаковал и привез мои старые кроссовки с футболками и сувениры знакомым (стеклянные банки и бутылки с дешёвым местным вином и вареньем).

«Знаете анекдот про еврейскую жадность? Ну хотя бы один любой, их же сотни. Мой муж, обычно щедрый и денег не считающий, порой вспоминает, что он таки еврей и их всех может переплюнуть. В общем, будучи в Харбине, мы жили в маленьком хостеле: мило, уютно, отдельный номер с душем и даже чайничком и микроволновкой. Но вот беда — кружек не было. И ни одного хозяйственного магазина или рынка неподалеку. Ничего, смекалка — наше второе имя. В продуктовом купили консервированные ананасы, а они там продаются в стеклянных банках с ручками. Вкусные очень! Слопали их, а банки неделю „юзали“ как кружки. Я еще удивлялась, чего муж крышки от них все не выбросит. Момент истины настал в день отъезда. Он старательно помыл наши „импровизированные кружечки“ и немедленно начал пихать их в чемодан… В общем, в неравном бою за „Нафига нам в доме, полном НОРМАЛЬНЫХ кружек и банок, эта фигня?“ я была разбита по всем фронтам. „Буду хранить болтики в них, — говорил он, — такие удобные же, не поднимается рука выбросить“. В общем, прошло три года. На днях мы переезжали, и я ИХ НАШЛА. На балконе, за чемоданом, без единого болтика, они ждали своего часа. Часа, когда я их отнесу на помойку. Но муж заметил… В общем, в неравном бою наши войска бежали. Кружки гордо стоят в новом доме на стеллаже. Благо в подвале, это вотчина мужа».

Путешествуем по Германии на машине. Я в этих местах не бывала, а бывший муж, наоборот, бывал многократно. По какой-то причине я хотела увидеть город Магдебург, о чем и сказала мужу. Проходит какое-то время. Мы едем по автобану. Вдруг муж, который ведет машину со скоростью под 200 км/ч, говорит мне: «Дорогая, внимание! Посмотри направо! Магдебург! Смотри! Маааагдебург! Магдебург! Ну вот, ты видела Магдебург».

«Мой муж в первую нашу поездку на море с дочерью набрал ей чемодан игрушек для воды: всякие надувные мячи, матрасы, лопатки, ведерки и, конечно, утяжеленные резиновые фигурки для ныряния. Одна из них была — натурально — торпеда. Резиновая торпеда немалой величины, с „плавниками“ (или как там у торпед эти формы называются), сантиметров 40, тяжелая такая, хорошо в руку ложилась и под водой ее — вух! Поплыла. Летели мы во Флориду. И туда и назад дотошная наша американская таможня проверила чемодан с игрушками и честно оставила бумажечку официальную внутри: „Смотрели, поверяли. Вы попали в случайную выборку для проверки.“ В обе стороны, ага. Больше мы с торпедами в чемодане не летаем, даже резиновыми».

Понравилась статья?Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.

ОК

Я соглашаюсь с правилами сайта

Источник: cosmo.ru
0

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о